Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Наш опрос

Как лучше добавлять новые группы на сайт?
Всего ответов: 115

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Статьи

Прославляй свои цвета
ославляй свои цветаПРОСЛАВЛЯЙ СВОИ ЦВЕТА
Автор Дмитрий ЖВАНИЯ
25. Jan. 2008

- Вот тебе в подарок на день рождения, - сказал Рулет и протянул мне красно-синий армейский шарф машинной вязки.

- Спасибо! Откуда он тебя? Где достал? – я был просто счастлив. Наконец-то у меня будет настоящая армейская «роза», а не самовяз!

Рулет замялся.

- Нашел после нашего матча с ЦСКА, какой-то наш московский конь потерял…

Но эта информация ничуть не уменьшила моего счастья. Я так давно мечтал о настоящей розетке, что меня в принципе совершенно не волновало, где ее добыл московский динамовец Рулет, ясно, что он не отнял ее у какого-нибудь армейского малолетки, это было исключено, потому что московские динамовцы поддерживали дружеские отношения с нашими московскими одноклубниками.

В середине 80-х обзавестись хорошей фанатовской атрибутикой было очень и очень трудно. Самым мистическим образом с прилавков исчезали самые обычные товары, например, пряжа или шерсть. А если сырье для вязки и появлялось в продаже, а точнее, по выражению того времени, - «выбрасывалось», то самого неподходящего для какого-либо фанатизма цвета – серого. Я регулярно обходил трикотажные магазины в надежде увидеть на прилавке красные и синие клубки, но удача, видимо, от меня отвернулась. Ничего не оставалось делать, как сшить хлопчатобумажный красно-синий шарф. Но хоккей – зимний вид спорта, и ходить зимой в шарфе из хлопка было некомфортно. Чтобы показать, что я фанат армейской команды, я сплел из мулине что-то типа красно-синий косицы. Но выглядело это украшение как-то по-хипповски, фенечка какая-то, и мне это не нравилось – не для ультрас тема.

Наконец-таки в Доме моды на Петроградской я увидел-таки мотки пряжи красного и синего цветов! Но синяя пряжа была настолько темной, что воспринималась как черная. Но делать было нечего, и я купил три мотка красной пряжи и столько же синей. Моя мама вязать не умеет, и я обратился за помощью к соседке. Та связала мне огромный шарф, в который можно было завернуть всего себя, но связала каким-то особым способом, и шарф был меньше всего похож на фанатский.

Я замечал, что у большинства фанатов ЦСКА «розетки» тоже кустарные – связаны мамами или бабушками. Но меня это не успокаивало, я хотел иметь настоящий фанатовский шарф. А тут такой подарок на день рождения! Я обнял Рулета в знак благодарности.

Вскоре мне дали адрес трикотажной мастерской, где на заказ вязали свитера (пусера – как тогда говорили). Находилась она на Московском проспекте, напротив Парка победы. Ее обнаружил Фюрер (Дюрер), который жил в том же доме. Как он мог не замечать этой мастерской до этого, мне не понятно. Сам он заказал себе там сине-бело-голубой пусак, а я поспешил, естественно, заказать красно-синий. В общем, последний сезон перед армией я встретил в классном фанатовском прикиде, что наполняло все мое существо гордостью и счастьем.

Мы хотели выделиться, чтобы подчеркнуть: мы – истинные болельщики, настоящие фанаты, те, для кого поддержка любимого клуба не просто рядовой поход на стадион, а образ жизни. Фанатовский прикид выделял нас из серой совковой толпы. Отчасти это был вызов уравнительной системе. Повязывая на шею шарф с цветами родной команды, мы как бы заявляли окружающим: вы все серые, одинаковые, вы такие, какими вас хотят видеть начальники, а мы нет; вы – мертвые, а мы – живые.

Сейчас все иначе – существуют магазины фанатовской атрибутики, на стадионе – бесконечные лотки с шарфами, повязками, кепками, шапочками, футболками с эмблемами команд. Только покупай! Только потребляй! Помню, я вырезал из солдатского шеврона красную звезду и приклеил ее на синюю футболку. Поучилось вроде неплохо - как у футболистов легендарной «команды лейтенантов». Сейчас так никто не будет заморачиваться. Нужна футболка с эмблемой любимой команды? Иди и купи. И люди покупают. Каких только персонажей не встретишь на стадионе и в его окрестностях в день матча! Укутанные в клубные шарфы, в клубных футболках, в шляпах цветов команды, в шлемах с рогами. И с пивом. Настоящая клоунада.

Наверное, эта повсеместная клоунада настолько неприятна нынешним фанатам, что они предпочитают вообще ходить без цветов. Ведь фанатизм – во многом это бунт против законов общества потребления. И когда фанатам не может нравиться, что символы, за которые они готовы рисковать очень многим, стали предметами купли-продажи. Кроме того, фанатское движение немыслимо без внутренней структуры и иерархии. Раньше право на ношение розетки нужно было заслужить, пробивая выезды и отстаивая честь клуба и грядки в драках с противниками. А сейчас клубный шарф может купить любой лох. И поэтому нынешние фанаты ищут иные способы указать свое место в движе.

Обычно ребята объясняют то, что они не ходят в одежде цветов команды, без «розетки» тем, что не хотят «светить щи перед полисом».

«Фанатская атрибутика нам в большей степени не нужна. Палево. Зачем ментам лишний раз на глаза попадаться? – просвещал какого журналиста некий футбольный хулиган по имени Артем. - Для нас в футболе главное - «околофутбол». Бои с противником. Задача - найти противника и доказать свое превосходство. То есть победить его в честном бою. Поэтому и одеваемся мы в повседневное, но определенных марок. Burberry, Lacoste, Tom Tailor, Fila. Именно эти марки показывают, что ты можешь принадлежать «фирме». Мода на них, как и все остальное, пришла из Англии. Это своего рода униформа, позволяющая слиться с толпой, но не мешающая нам вычислять друг друга в толпе».

Менты, конечно, тугодумы. Но те из них, что занимаются профилактикой «околофутбола», наверняка давным-давно просекли: если парень идет на стадион в шарфе от Burberry, да еще в белых кроссовках, то это их клиент. Так что для маскировки сейчас лучше одеваться в стиле отчаянной «кузьмы»: розетка, сетка, колпак. Если так вырядится, никто тебя не заподозрит в желании подраться, устроить побоище. Но я уверен, что дело не в маскировке, а в желании противопоставить себя толпе. Просто раньше толпа на стадионе была серой, а сейчас она - цветная.

Кроме того, не будем забывать о моде. Артем прав: нынешние русские фанаты стараются быть похожими на английских футбольных хулиганов. Все наши фанаты смотрели фильмы «Фабрика футбола» и «Хулиганы» и видели, как одеваются тамошние фанаты. Отсюда и мода на кажуальный стиль (или - «кэшлс»). Куда не плюнь, везде, бля, кажуалы на тревожных щах! Цвета на себя надеть для них – позор. Нет, я все понимаю: кузьмичи и гопари, конечно, достали. Только не надо пиздеть, что «Stone Island» ты нацепил, чтобы тебя менты не вычислили. Скажи честно: хочу, мол, походить на героев «Фабрики футбола». Все же легко вычисляется. До появления этого фильма, а также книг Дуги Бримсона кажуалы в фанатовской среде были большой редкостью.

Доходит до абсурда. Все тот же «мясник» Дмитрий Лекух заявил в интервью: «По затратам, скажем так, финансовым культура «кэшлс» – дело вполне себе нетривиальное. «Выезда» и по России денег стоят вполне приличных, я уж не говорю про европейские. А их за сезон не один и не два набирается. Да и обязательную «униформу» таких «хулиганских» брендов, как «Stone Island» и «Burberry», как вы понимаете, далеко не каждый может себе позволить.

А «фейки» (подделки) в этой среде считаются настолько плохим тоном, что ношение их чем-то напоминает «потерю лица» каким-нибудь средневековым японским самураем. Чем это заканчивалось для самурая, напоминать, надеюсь, не стоит». Пижонство какое-то. По этой логике выходит, что на стрелки фанаты должны на «ферари» и «доджах» приезжать…

Может, слова Лекуха переврали или вырвали из контекста, не знаю… Ведь то, что Дмитрий говорит по поводу отношения футбольных хулиганов к дорогим шмоткам противоречит тому, как он оценивает фанатизм в целом. Например, в интервью газете «Завтра» он заявил: «Чем мне нравится этот движ — он создает коллектив, но убивает толпу. В бригаде, в фирме, чтобы попасть в основу, надо быть личностью и вызывать уважение у таких же личностей. Локальная вещь на стрелках — действовать сообща, так как говорил Суворов: «Сам погибай, а товарища выручай». При этом оставаться уважающей себя личностью». Золотые слова.

Но выходит, «в бригаде, в фирме, чтобы попасть в основу, надо быть личностью», а потерять лицо можно лишь из-за ношения фейковой шмотки? Странная логика. Я-то думал, что фанат теряет лицо, если ментам товарищей сдает или, бросая моб, бежит от противника, спину показывает. А, оказывается, все дело в шмотках. Надел фейк – потерял лицо. Тогда причем тут кодекс чести самураев? Здесь уместней говорить о правилах «хорошего тона», принятых в элитных ночных клубах, а не на фан-секторах стадионов. Может, я чего не догоняю, отстал от жизни, но я не понимаю этого. Гордиться тем, что на тебя джинсы за 400 евро, мне кажется, для фаната не гоже как-то. А за 100 евро джинсы надеть, значит, опозориться, что ли? А за 50 евро, значит, вообще – публично обосраться, все равно, что пернуть на балете? Я считаю, что покупать шарф за 90 евро (именно столько стоит шарф Burberry модной расцветки в duty free, а в бутиках в два раза дороже) - пошло. Этот атрибут гардероба столько не стоит. А что, в джинсах за 400 евро драться удобней? Не знаю. Я ношу джинсы за 50 евро и не страдаю от этого, честное слово.

Я согласен с мнением на эту тему ребят из московской армейской фирмы Red blue support: «Чтобы быть HOOLS, не надо одевать вещи с лейблами «лонсдейл» или «умбро» и других марок известных в фан-кругах. Дела говорят за человека, а не его одежда, в такой одежде в вас могут опознать злостного подонка-хулигана даже самые не продвинутые постовые. На секторе и на выезде вы должны выглядеть пристойно, вы представляете не только свою фирму или компанию, но и все движение в целом. Так что следите за своим внешним видом, чистая более или менее стильная одежда вот и все, что от вас нужно».

Правильная позиция. Да, в 80-е годы рядом с некоторыми фанатами стыдно было находиться, выглядели они отталкивающе – грязные, отвратительные, опухшие, вонючие, злые. Очень хорошо, что фанаты отошли от этого стиля – «вечно пьяного быдла». Но, идя на стадион, одеваться так, словно направляешься в ночной клуб для золотой молодежи, мне кажется, просто глупо.

Наши нынешние ультрас не без гордости говорят, что российский движ очень похож на британский в общем и целом, а также внешне – те и другие кажуалы. «С Дуги Бримсоном мы искали ответ на вопрос: почему так близки британская и русская футбольные субкультуры? – рассказывает опять же Лекух. - И пришли к такому выводу: мы — бывшие империи, которые испытали поражение».

При чем тут поражение империй? Не при чем абсолютно. Однако что есть, то есть: русские и англичане немного похожи. Я мог в этом убедиться лично, все же в общей сложности прожил в Лондоне почти два месяца, работал с англичанами. А похожи англичане и русские тем, что оба народа долгое время жили в состоянии несвободы. Русские – народ крепостной, им повелевали помещики, а потом чиновники, поведение англов же долгое время определяли нормы консервативной протестантской морали. Из-за этого как в Англии, так и в России бунт против системы, традиционных устоев (а русский фанатизм и английский футбольный хулиганизм – не что иное как проявление такого бунта) приобретает гротесковый, неадекватно буйный характер.

Не случайно, русские не просто сбросили царя, но и привели к власти большевиков, а те стали строить «государство рабочих и крестьян», а в бунташные 60-е годы XX века именно в Англии был нанесен самый мощный удар по моральным устоям буржуазного общества. Политические и социальные устои капитализма в 60-е годы атаковали во Франции и в Италии, а в Англии – моральные. Все знают выражение swinging London (веселящийся, свингующий Лондон). В английской столице родились мини-юбки, мода на мужские длинные волосы, первобытные наряды, освещенные мюзиклами Hair и Jesus Christ Superstar, употребление наркотиков – от марихуаны до кислоты, индийские духовные практики, буддизм и, конечно, бал правила «свободная любовь», проще говоря, ребята трахались, не спрашивая имени партнера или партнерши. Словом, в Лондоне родилась культура хиппи, которыми становились мальчики и девочки из семей среднего класса. А что такое свободная любовь в стране, где муж и жена на протяжении всей жизни могли так и не увидеть друг друга обнаженными, ибо занимались любовью в полной темноте? Женщина приподнимала подол ночнушки, муж входил (полагаю, не без труда), делал несколько фрикций и готово – крепкий сон. И никакого тебе орального секса. Жена одного английского графа донесла в полицию на своего мужа за то, что он ночью, когда она спала, поцеловал ее в лобок. Она проснулась от этого поцелуя и пришла в ужас. Полицейские, а затем судьи вошли в положение графини, обескураженной поведением мужа: несчастный граф оказался в тюрьме за развратные действия. Да, в такой стране «свободная любовь» - бунт, вызов.

С фанатской модой на дорогие бренды история приблизительно такая же, как со свободной любовью в swinging London. Это преодоление комплексов. В протестантской Англии считалось неприличным одеваться с вызовом, подчеркивать нарядами свой достаток. Все одевались на один манер. Протестантские торговцы и лавочники не украшали свои лавки и кабачки рекламами – это, мол, нечестно в отношении конкурента. Если бог на твоей стороне, он воздаст тебе за твои труды и без всякой рекламы. Костяк околофутбольных «фирм» в Англии составляют вовсе не безработные люмпены и не отчаявшиеся пролетарии, как принято думать, а представители среднего класса, околофутбол для них – нечто вроде экстремального спорта. Хиппи тоже были выходцами из среднего класса, так что бунт хиппарей и бунт футбольных хулиганов имеют общие социальные корни. Я не идиот, чтобы считать, что эти субкультуры чем-то похожи. Хиппи одевались в лохмотья, отращивали волосы и занимались любовью, а не войной. Хулиганы коротко стригутся, одеваются в дорогие шмотки, а поход на футбол для них – это военная операция. Но то и другое – протест против серости и усредненности, против буржуазно-пуританского дерьма.

Нынешние российские фанаты – это, как правило, дети тех, чья молодость пришлась на поздний совок. Что такое одежда модного бренда для обитателя совка, наверное, объяснять не надо. Люди отдавали месячный заработок, 120-130 рублей, за джинсы! Коммуникация с обществом через вещь, будь-то джинсы или модная курточка, – это оттуда, из позднего совка. При Брежневе молодежь не могла одеваться во все фирменное. Она лишь мечтала об этом. Одна модная вещь в гардеробе – и то хорошо. Дети той молодежи, то есть молодежь нынешняя, унаследовали комплексы родителей. Думаю, отсюда такое зацикливание на дорогой одежде, желание подчеркнуть: я, мол, в реальном Burberry, а не в каком-то фейке.

Однако английская околофутбольная субкультура не единственная в мире. Традиции испанских или итальянских ультрас сильно отличаются от правил английских хулиганов. Ладно, об этом Дуги Бримсон пишет, и я не буду пересказывать его книжки. Отмечу лишь одно: в испанские фанаты носить цвета команды не чураются. В Барселоне мое внимание привлек фанат «Эспаньола». На шее - клубный шарф, на голове – бейсболка с эмблемой клуба, разгуливал он в спортивном костюме с эмблемой «Эспаньола» на груди, а края брючин были как будто бы изодраны псами.

- Да, так и есть, - объяснили мне потом, – он намекает на то, что полицейские на него натравливают собак, когда он дерется с противниками «Эспаньола».

Конечно, человек, который с ног до головы одевается в цвета любимого клуба (как когда-то Вороной, фанат ЦСКА), со стороны выглядит немного смешно. Во всем должно быть чувство меры. Я, например, всегда ходил в армейской «розе», а на матчи надевал трикотажный красно-синий свитер (пусер). Не хочу сказать, что такое поведение – пример для подражания, но меня, признаюсь, раздражает, когда фанат чурается надеть шарф цветов команды, чтобы не прослыть скарфером (шарфечником). Я не лезу в чужой монастырь со своим уставом, я понимаю, что сейчас фанатизм совсем другой, чем 20 лет назад, призывать вернуться в «старые добрые времена» - глупо. В те времена было много чего недоброго, откровенно отвратительного, например, повальное пьянство в фанатской среде (кроме нашей питерской армейской банды). Но мы носили цвета, в цветах мы и дрались. Тогда не было разделения движа на «топ-фирмы», обычный суппорт и т.д. Мы просто были фанатами, на первом месте для нас была поддержка любимого клуба, а не вытеснение комплекса мужской неполноценности. Вот и все. Отсюда и наше отношение к атрибутике – трепетное.

Меня радует, что современные российские фанаты переняли от испанцев и итальянцев такой способ поддержки любимой команды и заявление о той или ной своей позиции, как вывешивание баннеров. Это красиво, часто креативно. Приятно видеть, что на матчах СКА перила Ледового дворца украшают красно-синие баннеры с надписями типа: «Красная армия всех сильней» или «Армейцы с Невы». Мы себе не могли позволить такой роскоши. Мастерских по изготовлению баннеров не было. Да и просуществовал бы такой неофициальный баннер недолго: его бы конфисковали менты, как только бы мы его растянули.

Каждая армия, воинская часть имеет свое знамя. Знамя – это святое. В армии караульный пост №1 – у полкового знамени, и никогда иначе. Так футбол и хоккей – это формы войны, то вполне естественно, что каждый клуб имеет свое знамя. Для фаната клубное знамя – святыня.

Но в те времена, когда я был фанатов, добыть клубные знамена было очень и очень непросто. Их не продавали. Значит, надо было добывать другим способом. Фирменные знамена мы воровали с небольших стадионов: их украшали знаменами спортивных обществ страны, когда на них проходили какие-нибудь легкоатлетические спартакиады. Нужно было незаметно выдернуть флаг из флагштока и быстро смотаться со стадиона. Но спартакиады проходили нечасто, информация о них широко не распространялась. Так что с фирменными знаменами наблюдалась напряженка.

Выход из ситуации мог быть один – шить знамена самим. Хорошо, если в дома фаната была швейная машинка, а мама фаната умела шить. Наша семья швейной машинкой не обзавелась, а моя мама не овладела навыками кройки и шитья. Поэтому мой первый армейский сезон прошел без флага. Однажды в морском училище, в котором я учился, мне попался на глаза один из флагов расцвечивания – красно-синий, назывался «Браво», и если его поднимали на рее парохода, это означало, что идет погрузка или загрузка опасного груза. Я узнал, что эти знамена хранятся в классе морской практики, в каком-то сундуке. Однажды я остался убирать этот класс, нашел флаг и спер его. Так что первое армейское фанатское знамя в Ленинграде имело морское происхождение. С этим полотнищем я пробивал свой первый выезд в Ригу. Помню, я свесил его над проходом, откуда выходила наша команда.

Затем, когда наша банда начала расти, ребята где-то добыли совершенно эксклюзивный флаг – СКА Ленинградского военного округа. Это было огромное красное полотнище (полинялое, правда) с синим треугольником, в середине которого находилась буква Л с маленькой звездочкой в виде короны. В конце концов, мы добыли фирменные знамена ЦСКА и просто закрасили Ц. В конце бронзового сезона, то есть весной 1987 года, на нашем секторе колыхалось штук семь знамен.

Когда я решил завязать с фанатизмом, я отдал все знамена ребятам. Но они куда-то задевали наши святыни. Недавно в Москве, перед матчем ЦСКА-СКА, в магазине для болельщиков, я купил традиционное цээсковское знамя, с буквой Ц на звезде поступил, как в былые годы – просто закрасил ее фломастером. На каждом домашнем матче я вывешиваю это знамя. Я делаю это не только для того, что поддержать СКА, сейчас баннеров много и без моего флага. Вывешивая это знамя, я напоминаю молодым ребятам, откуда есть и пошел армейский фанатизм на НевеContent-Disposition: form-data; name="file1"; filename=""

Категория: Статьи | Добавил: Яр (31.01.2008)
Просмотров: 817 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]